Людмила (garetty) wrote,
Людмила
garetty

"Заклятый" - часть третья

Долгострои заканчивать всегда приятно. Что-то сделал, довёл до ума - и сразу в голове и в сердце освободилось место для нового! Поскольку новенького у меня ожидается много, спешу доделать и выложить старенькое.

Третья часть миниатюры Заклятый. Вот уже и целый рассказ получился!


Ангел
http://proza.ru/2010/05/31/686

Дорога слепила глаза, как ржавое солнце, медленно выползающее из-за холмов у горизонта. В небе одиноко кружил ястреб, иногда разрывая пространство пронзительной, словно бы тоскующей, нотой. Споткнувшись, странник в чёрном плаще остановился и вдруг, опустившись прямо в дорожную пыль, запел. Мелодия была красивой, но недолгой: человек схватился за грудь и закашлялся, а потом, судорожно вдыхая утреннюю прохладу вместе с мелкой пылью разъезженной дороги, долго смотрел туда, куда улетел, потревоженный песней, ястреб.

- Эй, старик, посторонись-ка! Или, может, тебя подвезти?

Со стороны селения, с колеи, накатанной через поле, на дорогу выползла повозка, запряжённая рыжей косматой кобылой. Молодой возница шёл рядом, время от времени подбадривая лошадь звонким шлепком по крупу.

Странник, наконец, тяжело поднялся и, отступив в сторону обочины, хмуро глянул на паренька. Тот присвистнул:

- А ты и не старик вовсе! Вот не разглядел!.. Да садись: если в город, нам всё равно по пути.

Солнце уже поднялось, из ржавого став тускло-жёлтым, его свет был нескончаем и утомителен для глаз, привыкших к полумраку собора. Путник влез на телегу, возница взгромоздился рядом, свесив вниз длинные ноги. Скосив на хозяина умный глаз, кобыла тронулась сама, не дожидаясь приказа. Тронулось и поле, медленно поплывшее вдоль дороги.

- Это ты здесь пел сейчас? - полюбопытствовал парень и, получив в ответ утвердительный кивок, в знак одобрения хлопнул себя по колену:

- Хорошо! Я слыхал в городе менестрелей, но у тебя лучше выходит!

Странник насторожился. Вцепившись взглядом в своего собеседника, он какое-то время нерешительно шевелил губами, и можно было заметить, что его короткий вопрос стал результатом серьёзного усилия:

- Где? Где ты их слышал?

Но возницу мало заботил интерес попутчика.

- При дворе, - просто ответил парень. - Принцесса любит всякие диковинки, я ей иногда привожу то, что под руку попадётся…

Губы странника дёрнулись, словно их свело судорогой или же он хотел что-то сказать, да передумал. А возница, не заметив этого, продолжал:

- Она красивая - наша принцесса. За красоту ей все причуды прощают… Эх! - и махнул рукой так, что стало ясно, был бы он подобающего звания, то и сам, очертя голову, посватался бы к принцессе.

- Красота такая не Богом дана в награду…- молвил странник.

Возница недоверчиво улыбнулся.

- Ты бы, что ли, спел для неё? - предложил он. - Вдруг по нраву придёшься? Ведь, поди, в город едешь за милостью?

Человек в чёрном плаще вздрогнул так, будто его огрели кнутом, вмиг побледнел и зашёлся мучительным кашлем. Знал бы этот мальчишка, какова она - принцесса! Легче умереть под пытками, чем принять милость из её рук! Но срок пришёл, и надо платить по счетам. Зовёт дорога; память собственных ошибок можно стереть лишь искуплением. Служить той, кого он так долго ненавидел. Петь для неё, сливаясь в одно дыхание с её беззвучной молитвой… и, наконец, умереть, позабыв свою ненависть…

Прокашлявшись, странник вздохнул и закрыл глаза. Вид зелёных холмов и полей почти созревшей ржи утомлял. Он уже не верил себе, забыв вкус мира с бесовскими соблазнами, всецело погрузившись в ненависть и находя в ней тайное очарование. Но добровольное изгнанничество не спасало от тревожного призрака, порой врывающегося в сны и заставляющего вновь ощутить разнозвучную полноту своего голоса. И он пел, изнемогая от бессилия, преодолевая боль, - и после песни становилось легче.

В один из таких моментов изгнанник отчаянно рванулся за стены собора, приютившего его. Но решимость была мимолётной, и если бы не этот деревенский парень, в самый острый момент выбора встретившийся на дороге со своей повозкой и кобылой, странник, наверное, не нашёл сил продолжить путь в город. Про неизбежную встречу с принцессой он старался не думать…

Возница, тем временем, видя, что его спутник утомлён и не желая тревожить его, соскочил с повозки.

- Но! Уснула! - подбодрил парень кобылу. - Этак мы до вечера в город не доберёмся, и не видать тебе отборного овса с королевских конюшен!

Рыжая затрусила веселее. Телега ровно покачивалась, перестав подпрыгивать на ухабах: видно, город уже близко. Но пока ни пеших, ни верховых не попадалось, не было слышно гомона утренней толпы. И, убаюканный нехитрой песенкой, которую насвистывал возничий, странник уснул.

* * * * *

Яркий день в тронном зале дворца казался ещё пестрей и солнечней, и оттого невыносимее. Жеманные дамы соревновались между собой богатством нарядов; среди шелков и атласов, разукрашенных на разные лады, простое чёрное платье принцессы смотрелось нищенским. Менестрели были в синем или лиловом: так предписывал дворцовый этикет. Но среди певцов тоже шло негласное соревнование за право понравиться хозяйке: вычурная форма инструментов, дорогое шитьё сорочек и диковинные цветы в петлицах выдавали гордецов и франтов.

Впрочем, всю эту пёструю толпу изгнанник окинул взглядом лишь единожды - бегло и буднично, не задерживаясь на деталях. На принцессу он смотреть не решался, но отступить тоже не мог, а потому, войдя в тронный зал через одну из боковых дверей, странник так и остался у портьеры рядом с картиной, изображавшей ангела с букетом лилий.

На чужака сперва не обратили внимания, затем среди менестрелей поднялся неодобрительный шёпот, передавшийся дамам:

- Он пришёл за милостью!
- Он будет петь!
- Невежда! Кто его сюда пустил в дорожном плаще?!

Слыша эти замечания, намеренно достигавшие его ушей, странник всё больше бледнел, хоть это казалось невозможным, и плотнее запахивал плащ. Она решила подвергнуть его унижениям? Пусть. У него всё равно нет обратной дороги.

Недобрый шёпот в зале усиливался. Принцесса нервничала, не решаясь или не желая прекратить эту пытку, но странник готов был поклясться, что она знала о его приходе и неспроста надела это чёрное платье. О да, несомненно, она ждала, когда же грешник придёт каяться, и в наступившей тяжкой паузе нет ничего удивительного: минуты мести слишком сладки!..

- Ваше высочество! - наконец не выдержал кто-то из придворных. - Если этот человек - менестрель, прикажите ему петь: в своём молчании он слишком дерзок!

Странник, наконец, нашёл в себе силы поднять голову и встретиться взглядом с принцессой… О Боже, возможно ли это?! В её глазах нет сладости исполнившейся мести! Ни тени торжества или обиды, только бесконечная благодарность, нежность и глубокие, тайные слёзы!.. Он сделал шаг навстречу.

Принцесса вздрогнула.

- Я ничего не могу приказать этому человеку, - раздался её разрывающий пространство и душу голос. - Он здесь в своём праве.

И, словно в тревожном бреду, являвшемся ему под витражами собора, она оказалась рядом, слишком близко, чтобы он мог продолжать дышать, и слишком далеко, чтобы он перестал чувствовать. Протянула руку, нервным, опасливым жестом распахнула его плащ, коснулась онемевшей груди.

- Так легче? - в её руках оказался сломанный веер, тот, который изгнанник носил у сердца со дня их последней встречи.

Он судорожно вздохнул. Кровавая пелена перед глазами рассеялась, и вновь запестревшая отовсюду любопытная и язвительная толпа повторила его вздох эхом удивления.

- Я пришёл, чтобы петь.

Улыбаясь, принцесса бросила обломки веера в камин, неизвестно зачем зажжённый здесь: летний вечер был тёплым.

Странник пел долго, и голос свободно повиновался ему, больше не встречая на пути боли и удушья. Дамы замерли в восхищении, менестрели завистливо отступили, признавая превосходство того, над кем готовились посмеяться. Закатное солнце расплескалось бликами витражей, делая зал дворца похожим на зал собора. И среди огромного мира, развернувшегося ярко и безгранично, не веря в былую ненависть, изгнанник и принцесса удивлённо смотрели друг на друга, открывая души чуду знакомства и узнавания.

… Когда первые звёзды засветились над дальним лесом и городская площадь опустела, длинноногий парень и его рыжая кобыла тронулись в обратный путь, оставив во дворце чистый холст в раме у двери тронного зала и букет белых, душистых лилий, рассыпавшихся по паркету.


А вот здесь цикл полностью:
http://zhurnal.lib.ru/editors/g/gajdukowa_l_a/zaklyaty.shtml
Tags: моя проза, ссылки
Subscribe
promo garetty march 30, 2017 21:38 9
Buy for 10 tokens
В Массандровском дворце мне довелось побывать в сентябре 2016 года. Экскурсия была очень короткой, мы промчались по дворцу и парку практически бегом. Однако сам памятник оставил настолько яркие впечатления, что хотелось бы при случае приехать туда уже на целый день. Дворец очень уютный и милый,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments