Людмила (garetty) wrote,
Людмила
garetty

Позови!

Новый рассказ по старым черновикам. Про ангелов:)

Архангел Гавриил_Боровиковский.jpg
В.Л.Боровиковский "Архангел Гавриил", 1804-1809 гг.

Позови!

Служба давно закончилась, в храме пусто. С фрески на Царских Вратах смотрит архангел Гавриил. Он держит в руках букет белых лилий, а счастливые, чуть удивлённые глаза по-детски распахнуты навстречу, словно нарисованный архангел хочет что-то сказать, помочь, утешить, но не решается. Совсем как Адель в тот ноябрьский вечер, который забыть невозможно… Воском плачут свечи, и слёзы текут по щекам — бессильные, горькие, отчаянные. Слёзы первой в жизни настоящей потери.

— Дочка, ты молись, молись! Проси Господа об утешении. Зови на помощь ангелов, — Голос старушки, работающей при храме, тих и ласков. Но от этого ли, или от сказанных слов, или от того и другого вместе сердце отзывается явственной, физически ощутимой болью.

— Как звать-то тебя, милая?

— Надежда…

* * * * *

Наде было немногим за тридцать. Блестящее образование искусствоведа, специалиста по древнерусской живописи, сдержанная улыбка и лоск светской дамы. Работа преподавателя в художественной школе и частные консультации за хорошие деньги. Случайные романы, каждый раз вспыхивающие огненной страстью, так что кажется, что вот этот — точно навсегда! — нелепые расставания и одинокие вечера в пустой квартире. Год за годом, круг за кругом, однообразно, привычно, почти уже без разочарований… пока не появилась Адель.

Никто не знал настоящего имени этой девушки, так же, как и того, где она живёт и учится. Но, если говорить откровенно, никто этим никогда не интересовался. Адель была слишком яркой, слепяще светлой и неземной, чтобы спрашивать у неё о столь прозаических вещах. Когда эта девушка появлялась в компании, все взгляды с восхищением устремлялись на неё — куколка с витрины! Золотые волосы, огромные глаза с длинными ресницами, лёгкий и весёлый нрав. С ней можно беседовать обо всём на свете, у неё всегда есть в запасе хорошая шутка или интересная история, но если собеседнику нужно выговориться, — умеет слушать, как никто. Многие жаждали её общества и внимания, однако в кругу общих знакомых Адель неизменно отдавала предпочтение Наде.

Их дружба завязалась легко и была такой же светлой, как всё, к чему прикасалась Адель. Они часто гуляли по городу, разговаривали об искусстве, ходили на выставки, обсуждали интересные идеи. Иногда в конце рабочего дня, когда Надя заканчивала занятия в студии, Адель встречала её, и они вместе отправлялись в кафе, пили чай с пирожными, весело болтая ни о чём. Как они находили общий язык, будучи полной противоположностью? Надя об этом не задумывалась, однако слишком явственно ощущала, насколько ей необходимо общество Адель, её тёплая улыбка и ободряющие разговоры. Эта девушка озарила своим присутствием сердце Нади и всю её жизнь, так что, глядя на юную подругу, молодая женщина всё чаще повторяла про себя непривычное, чужое слово — «доверие». Адель доверяет миру, не ожидая от него подвоха, она всегда готова дарить, и её душа неизменно распахнута навстречу людям. А сама Надя? — Зеркало отражало сдержанную, недоверчивую улыбку: мир жесток, он не раз уже это доказывал. Люди лживы и завистливы, так стоит ли кому-то открывать своё сердце?

Поздней осенью в городе грустно. От этой неясной, тягучей печали не спасает ничто — ни яркая реклама на проспектах, ни уютные огоньки в окнах многоэтажек. Только звёзды в небе, едва видимые в разрывах бледных ночных туч, кажутся сейчас чем-то по-настоящему надёжным, спокойным, вселяющим уверенность.

Надя и Адель гуляли по городу. Девушка смеялась, как всегда, искренне и беззаботно, и Надя, переживавшая очередной разрыв с очередным возлюбленным, не решалась рассказать о том, что её мучает. Жаловаться стыдно, а портить настроение этому юному ангелу — и вовсе нехорошо. Но разговор немного отвлекал, тем более что тема была созвучна внутреннему состоянию молодой женщины: они говорили о течении романтизма в искусстве.

— Великая страсть, большая трагедия, сильная личность! В живописи или поэзии романтиков герой-одиночка совсем не кажется пошлым или смешным. Сейчас, к сожалению, подобного эффекта добиться сложнее: высокая патетика нынче не в чести, а одинокий спаситель мира выглядит очень глупо, — весело говорила Адель.

Надя натянуто рассмеялась:

— Всё в мире повторяется дважды: один раз как трагедия, другой — как фарс. Время трагедий безвозвратно ушло!

— Если ты хочешь этим сказать, что современный человек перестал страдать по-настоящему, то это не так, — возразила девушка, с любопытством заглянув ей в глаза.

— Да? — Надя удивлённо приподняла бровь, внутренне досадуя на себя за то, что её так быстро разгадали.

— За прошедшие века изменился антураж, но не личность, — строго сказала Адель. — Потому и в искусстве все «вечные» темы по-прежнему актуальны — любовь и разлука, жизнь и смерть, страдание и нежность. Это будет всегда, потому что человек остался прежним. А вот цинизм никогда не являлся хорошей маской для истинных чувств! И утешить он тоже не способен.

Они стояли у ограды какого-то старинного особняка. В глубине двора за кустами сирени жёлтый свет фонариков бликами падал на светлые ступени. У входа висела мраморная табличка с мемориальной надписью. Положив руку на чугунную решётку, Надя безотчётно водила по ней пальцем, повторяя замысловатый узор завитков.

— Если ты сейчас обо мне, то я не нуждаюсь в утешении, — наконец, тихо произнесла она после достаточно длительной и неловкой паузы.

Они смотрели прямо друг на друга, в глазах Адель отражались звёзды. Не жёлтый и лживый свет фонарей, а ясное мерцание далёких звёзд — непонятная, но не подвергающаяся сомнению искренность. Так, в молчании, прошло ещё несколько минут, наконец, девушка выдохнула, улыбнувшись краешком губ:

— Я о Байроне… о его героях, — и почти тотчас вслед за этим, торопливо простившись с Надей, растворилась в городских сумерках.

…Прошла неделя с тех пор, как Адель исчезла. Надя хотела видеть свою юную подругу и говорить с ней, однако в студию Адель не заходила, а поиски её через общих знакомых результата не принесли. Женщину мучила совесть: было ясно, что в тот вечер она чем-то обидела Адель. Но чем? Если бы знать! Впрочем, можно извиниться и просто так, без повода… только нужно ли? Снова заводить неприятный разговор, внутренне вздрагивая при мысли, как бы Адель опять не угадала её состояние и не предложила помощь. Может, и нет ничего страшного в том, чтобы поплакаться подруге, только Надя с самого детства привыкла в одиночку справляться с личными трудностями, не докучая окружающим своими проблемами и плохим настроением. Для повседневной жизни есть маска, на которой нарисована неизменная спокойная и доброжелательная улыбка, есть ровный тон и готовность погрузиться в работу до полного изнеможения. В тот вечер Адель назвала это цинизмом. Но Надя привыкла спасаться от суровой реальности именно так и менять ничего не собиралась.

Две недели. Три — почти месяц. С головой уйдя в работу, Надя старалась не думать о времени и о своей юной подруге. Темой нового заказа были ангелы, они теперь мерещились повсюду. Вот и здесь, в вечерней пустой кофейне за соседним столиком — два ангела, и один — полупрозрачный, словно сотканный из воздуха — похож на Адель. Странный их разговор, видимо, тоже мерещился Наде, потому что люди не могут так между собой разговаривать.

— …прошение о переводе из Хранителей в Спасители уже подала.

— И что Гавриил?

— Медлит.

— Возможно, он что-то знает?

— Что?! Я сама читала хронику Летописца: ни одной просьбы, Эска, ни одной! Ни жалобы, ни мольбы о помощи, а в мыслях — ни тени сомнения в том, что это нормально. Ей не нужен ангел-хранитель. Гавриил дал мне шанс, позволив воплотиться, но она снова отреклась от меня.

— Но ты же знаешь, как короток век Спасителей?

— Знаю. Потому и позвала тебя, проститься.

— Я не верю! Это не может быть правдой! Чтобы человек сам отказался от своего ангела, обрекая его на… Ты ведь создана для другого, Адель!

— Я очень люблю её, Эска. Если бы она только знала…

Как во сне, Надя встала из-за своего столика и направилась к барной стойке.

— Ещё кофе? — приветливо поинтересовалась официантка.

— Нет, спасибо. Но скажите, эти девушки…

— Какие? — Лицо официантки отразило искреннее удивление. — Вы — наш последний посетитель, и вот уже час, как единственный.

Поскольку был поздний вечер, из кофейни Надя направилась прямо домой: ещё немного поработать, скорее сдать этот заказ, чтобы больше никогда… Цок-цок — звук её каблуков гулко разносился по причудливому переплетению улочек старой части города. Ноги сами привели к тому особняку, рука сама легла на решётку ограды в том же месте, как в тот вечер, почти месяц назад. Адель… Ангел-хранитель… Этого просто не может быть. Это галлюцинации от усталости. Да, нельзя столько работать, и с кофе надо быть осторожнее. Решено: сегодня выспаться, а завтра — к врачу. …Но если позвать? Попросить в первый раз в жизни? Она придёт? А что, если всё услышанное — правда, и Адель больше никогда не вернётся? Бог с ними, с ангелами, в их реальное существование Надя никогда не верила, но вдруг жизнь Адель действительно зависит от её просьбы о помощи? Что стоит позвать её? Просто позвать…

Время металось, как душа, не знающая покоя, то замедляя свой бег, то отчаянно припуская вперёд. Следующие несколько недель прошли в сомнениях. Надя была у врача, он выписал ей успокоительное и настоятельно рекомендовал ограничить свой рабочий день восемью часами. Всё нормально, просто небольшое нервное расстройство от переутомления. Заказ про ангелов сдан, от кофе Надя тоже совсем отказалась, и жизнь вот-вот должна вернуться в прежнее русло, но по-прежнему что-то мучает, тихо нашёптывая изнутри голосом, полным тревоги: «Позови! Ты же знаешь, что никто из общих знакомых давно не видел её. Говорят, уехала волонтёром с группой спелеологов — исследователей пещер, но она не могла уехать, не попрощавшись! Адель…» С каждым днём ожидание становилось всё невыносимее.

И однажды утром вместо того, чтобы идти на работу, Надя направилась в храм. Разум уже не мог больше сопротивляться этому настойчивому приказу сердца: «Позови! Спаси своего ангела! Даже, если всё это просто померещилось, позови!» Шёл на слом весь устоявшийся за долгие годы жизненный порядок, с души одна за другой слетали прилипшие, как осенние листья, маски цинизма. Не умея молиться, Надя просто рыдала, — слёзы сами текли по щекам, а нарисованный на Царских Вратах архангел Гавриил смотрел ласково, и словно бы в утешение протягивал ей букет белых лилий.

— Вернись, Адель! Ты нужна мне! Ведь ещё не поздно, правда?! Вернись!

…Она вернулась. Поздним вечером в самый канун Рождества дверь в квартиру молодой женщины открылась сама. На пороге стояла Адель, совсем такая же: светлая, счастливая, румяная с мороза. Только грязная куртка её была вся в крови, только милое лицо до самого подбородка рассекал свежий рубец. Только походный рюкзак волочился по полу, бессильно выскользнув из ослабевших рук.

— Здравствуй! Ты звала меня? Прости, задержалась немного...

Они смотрели друг другу в глаза, и Надя тоже улыбалась: впервые за долгие годы — горячо и искренне.

© Lady Garet
http://www.proza.ru/2015/05/06/2116
Tags: изо, моя проза, фото
Subscribe

Posts from This Journal “моя проза” Tag

  • "Я пишу стихи". Часть 2

    Продолжение серии заметок в рамках практикума по нон-фикшен. Ранее: Часть 1 - Тропинка к собственной душе Стихи — свободные птицы 1. Почему…

  • "Я пишу стихи". Часть 1

    "Я пишу стихи" - рабочее название серии заметок, которые начинаю потихоньку писать в рамках практикума по нон-фикшен. Заметки пишутся вразбивку,…

  • Новый рассказ "Митькина Ёлка"

    Тут ещё не давала ссылку на новый рассказ. Мне в последнее время к Новому году хочется написать какую-нибудь свеженькую "рождественскую историю".…

promo garetty march 30, 2017 21:38 9
Buy for 10 tokens
В Массандровском дворце мне довелось побывать в сентябре 2016 года. Экскурсия была очень короткой, мы промчались по дворцу и парку практически бегом. Однако сам памятник оставил настолько яркие впечатления, что хотелось бы при случае приехать туда уже на целый день. Дворец очень уютный и милый,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments