Людмила (garetty) wrote,
Людмила
garetty

Стажировка. Часть 6

Предисловие, иллюстрации и Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5

* * * * *

Зеркало2.jpg

«Легко сказать — напроситься на дуэль!» — думал Ёдзи, сидя на лавочке во дворе Академии. Он совершенно не представлял, с кем и за что будет драться, и насколько правомерно ему — взрослому человеку, хорошо тренированному бойцу — вызывать ученика. К тому же он не знает правил, по которым проходят здешние дуэли. Что он будет делать, если случайно кого-нибудь покалечит?!
Размышляя таким образом, Ёдзи внимательно оглядывал двор и вдруг заметил Дзюри, стремительным шагом направлявшуюся к спортивному корпусу. Рядом с ней почти бежала девушка с короткими лиловыми волосами и глазами цвета спелой сливы. «Сиори! Ага, попалась! Сейчас ты мне всё расскажешь…» — мелькнуло в голове детектива. Кэн и Оми не раз видели, как Сиори ходит за ним, стараясь не быть замеченной, но невозможно было сказать точно, что она делает: шпионит ради каких-то своих интересов или просто тайно любуется. Ёдзи, конечно, прекрасно знал силу своего обаяния, гипнотического влияния на женщин — когда нужно, он умел быть неотразимым! — но в бескорыстную любовь этой школьницы всё же верилось с трудом. Что-то подсказывало Ёдзи, что она наблюдает за ним не просто так. Поэтому сейчас он, стараясь не привлекать к себе внимания резкими жестами, встал со скамейки и скрылся в густом кустарнике, растущем вдоль дорожки.
— Дзюри, подожди! Послушай! Дзюри!..
— Отстань, Сиори, я не желаю с тобой разговаривать.
— Всего два слова!
— Мне некогда.
— Но мы же подруги!!!
Эта фраза была сказана с таким отчаянием, с такими слезами в голосе, что Дзюри на мгновение остановилась (как раз напротив места, где в кустах притаился детектив) и, окатив Сиори ледяным взглядом, словно ведром холодной воды, резко произнесла:
— Были — подруги. А сейчас мне не о чем с тобой разговаривать, — и, повернувшись, таким же стремительным шагом направилась к двери фехтовального зала.
Тяжело вздохнув, Сиори поплелась следом. Видимо, не рассчитывая больше ни на что, она какое-то время постояла на пороге спортивного корпуса, потом всё же вошла в вестибюль фехтовального зала. Тут-то Ёдзи и схватил её за руку.
— Так, голубушка, ну-ка расскажи мне, зачем я тебе так понадобился, что ты с меня глаз не сводишь?
— Господин Кудо?! — Сиори испуганно дёрнулась с намерением убежать, но Ёдзи, крепко державший её за запястье, сделал шаг навстречу, заставив девушку отступить и прижаться к стене.
— Я очень желаю знать правду, так что поторопись!
— Я не слежу… — залепетала она, бледнея. — Вернее… да… вы просто мне нравитесь! Я видела, как вы приглашали Кодзуэ к себе в класс, и потом…
— Так это ты меня подставила?! — разозлился Ёдзи. — С Кодзуэ у меня уже был серьёзный разговор по поводу её поведения, а тебе надо бы задать хорошую трёпку!
Один взгляд на господина Кудо дал Сиори понять, что пощады не будет. Её застигли на месте преступления, и скоро вся школа узнает о том, что она делала учителю гадости. Какой позор! Что подумает Дзюри?! «Дзюри!» — вдруг мелькнуло в голове, и, нехорошо усмехнувшись, маленькая стерва завизжала:
— Оставьте меня! Пустите! Помогите кто-нибудь! А-а-а-а-а-а!!!
Детектив тут же выпустил её руку, но было поздно: из раздевалки выбежала Дзюри, уже переодевшаяся в фехтовальный костюм, и с ходу, не говоря ни слова, влепила Ёдзи звонкую пощёчину. Воспользовавшись общим замешательством, Сиори бросилась наутёк. Через секунду Вайсс и капитан команды фехтования остались в вестибюле вдвоём.
— Маленькая дрянь! — сквозь зубы процедил Ёдзи. Дзюри смотрела на него с презрением и яростью.
— Как вы теперь будете оправдываться, господин Кудо? — ледяным голосом спросила она.
Коснувшись рукой горящей щеки, Ёдзи посмотрел на девушку взглядом мрачного отчаяния.
— Я не буду оправдываться, — сказал он и, достав из кармана перстень с печатью розы, добавил со вздохом: — Но я очень не хотел, чтобы это были вы…
Дзюри даже не старалась скрыть удивления во взгляде. Подняв глаза с печатки на лицо детектива, она несколько секунд молча изучала его, так, словно видела впервые, а потом тихо произнесла:
— Сегодня вечером на Арене Дуэлей.
Ёдзи с достоинством поклонился и, больше не говоря ни слова, вышел из спортивного корпуса. Остановившись на пороге, Дзюри в глубокой задумчивости долго смотрела ему вслед.


* * * * *

Утена00.jpg

Кэн сидел на самой дальней лавочке двора, окружённой густыми кустами, и рассеянно вертел в руках сложенный листок, вырванный из записной книжки. На лице его было такое выражение, будто он ждёт не свидания, а смертной казни. Оми сейчас пишет Персии отчёт об их пребывании в Академии Отори. Персия поймёт… должен понять! Кэн теперь Вайсс. Так сложилась жизнь, не он выбирал свою судьбу там, в горящем гараже, но теперь уже не откажется от неё. Он убийца. Отлично! Значит, никаких сантиментов. Сейчас он скажет Нанами что-нибудь резкое, она обидится, вызовет его на дуэль, и на этом можно будет считать задание выполненным.
— Кэн?
Юноша вздрогнул: рядом с ним сидела Утэна. Занятый своими мыслями, он не видел, как она подошла, и сейчас все пути к отступлению были отрезаны.
— Что ты здесь делаешь?
Она посмотрела на него серьёзно и строго.
— В последнее время ты избегаешь меня. Чем я тебя обидела, Кэн? И зачем ты встречаешься с Нанами? Она же тебе не нравится!
Некоторое время он молчал, глядя в землю и запустив пальцы в свои растрёпанные тёмные волосы, а потом сказал со вздохом:
— Я вообще не умею врать, а тебе — особенно. Да, мне совсем не нравится Нанами. Я встречаюсь с ней, чтобы не видеться с тобой. Ты меня ничем не обидела, просто… нам не надо больше видеться.
Утена изумлённо захлопала ресницами. Кэн такой весёлый, добрый парень, настоящий друг! С ним здорово играть в баскетбол, лазить по развалинам, даже просто разговаривать — он много путешествовал и, кажется, вообще всё знает о цветах! Что с ним случилось? Неужели он…
Сзади что-то зашуршало, послышался топот убегающих ног, но сидевшие на лавочке Утэна и Кэн даже не услышали этого. Они молчали, не глядя друг на друга, время словно застыло, растянулось каплей росы, падающей с лепестков розы, и с каждой новой секундой девушка всё больше убеждалась в правильности своей догадки. Наконец Кэн поднял на неё грустные глаза.
— Я хотел тебя кое о чём попросить… — начал он.
— Да?
— Обещай, пожалуйста, что бы ни случилось, не терять веру в людей, в дружбу, и вообще во всё, во что ты веришь сейчас! Мне бы очень хотелось знать, что это так! Это было бы здорово…
Услышав просьбу, Утэна улыбнулась: разве может быть иначе? Она с самого детства верила в своего принца, эта вера всегда давала ей силы, помогая в сложных ситуациях. Она верит в дружбу Химэмии, в то, что тепло их сердец очень нужно друг другу. И конечно, что бы ни случилось, эта вера с ней всегда! В огромных голубых глазах девушки засветился тёплый огонёк. Тронув руку Кэна, она неловким жестом сжала его пальцы. Перстень скользнул по ладони, оставив царапину.
— Когда я была маленькой, — сказала она, — я встретила принца. Он мне очень помог, и я не теряю надежды, что когда-нибудь снова увижу его. Тогда, в детстве, я решила стать похожей на этого доброго принца, чтобы самой помогать людям. Не волнуйся за меня, Кэн! Всё будет хорошо! Я обещаю!
Он улыбнулся и, осторожно высвободив руку, протянул девушке сложенный листок. А потом встал и ушёл, не оглядываясь. Провожая его взглядом, Утэна вспомнила о том, как он обнимал её на развалинах Мемориального Зала. Внезапно подумалось, что сейчас, во время разговора, он был очень похож на того призрачного юношу, что явился ей тогда: такой же мундир синего цвета, и такие же печальные глаза, в которых сверкают отблески неразгаданной тайны. О чём он думал? Что у него на сердце? Может быть, записка скажет то, что он так и не смог выразить словами? Но, развернув листок, Утэна не обнаружила на нём ни одной надписи, только засушенный цветок горечавки.


* * * * *

ken19.jpg

Кэн уходил очень расстроенный и недовольный собой: мало того, что он не смог скрыть своих чувств перед Утэной, так ещё и Нанами не пришла, а значит, он провалил задание. Хотя, возможно, сестра президента Школьного Совета была где-то рядом, просто, увидев его с другой девушкой, не стала подходить. «Чёрт! Ёдзи, как у тебя получается так ловко с ними обращаться?!» — с досадой подумал Кэн. Разговор с Утэной окончательно выбил его из колеи.
— Какой же я осёл! — воскликнул он, ударив кулаком по стволу ближайшего дерева, и вдруг услышал в ответ презрительно-насмешливое:
— Я тоже так думаю.
Перед ним стоял Тога. Всё это время Кэн шагал, задумавшись, опустив глаза в землю, и потому даже представить не мог, откуда здесь появился Президент. Но появился он явно вовремя: бывшему футболисту ужасно хотелось сорвать на ком-нибудь свою злость. Судя по всему, Тога имел похожие намерения, потому что, сверкнув глазами в его сторону, тут же пояснил:
— Ты обидел мою сестру, и сейчас за это ответишь.
Ага, значит вот как! Нанами слышала, о чём они говорили с Утэной. Отлично! Задание он всё же не провалил, и с этим можно себя поздравить. Но что-то здесь не так… Кэн вдруг вспомнил разговор Тоги и Нанами в клубе кэндо, о котором рассказывал Ая, и, насмешливо сощурив серые глаза, усмехнулся Президенту прямо в лицо:
— Интересно, почему это ты раньше не принимал столь горячего участия в любовных делах сестры? А может быть, в твоём дурном настроении виновата совсем другая девушка?
Последняя фраза была сказана Кэном почти наугад, он совершенно не ожидал, какой бурный эффект она произведёт. Сильно задетый за живое, Тога мгновенно выпустил вперёд тяжёлый кулак, так что, несмотря на отличную реакцию, Вайсс всё же едва успел увернуться.
— Ого! — удивлённо заметил он, в притворном испуге прячась за дерево. — Я внезапно оказался прав? Теперь осталось только выяснить, что же за красотка покорила сердце самого Президента! Или это не красотка, а красавец?
Этого Тога стерпеть уже совершенно не мог. Выругавшись сквозь зубы, он бросился на Кэна, который на сей раз не стал уворачиваться. Завязалась потасовка. Они успели уже надавать друг другу достаточно тумаков, прежде чем, схватив Кэна за грудки и вместе катаясь по траве, Тога заметил, как из его кармана выпало кольцо с печатью розы.
— Дьявол! Что ж ты раньше не сказал?! — Президент мгновенно отпустил своего противника и, тяжело дыша после схватки, стал отряхивать мундир.
Кэн, отплёвываясь от набившейся в рот пыли, надел кольцо на палец.
— Проучить тебя хотел. А то ты нос высоко задрал, думаешь, в этой Академии никого круче тебя нет.
— Оружие? — только и процедил Тога сквозь зубы.
— Багнак подойдёт?
— Вполне. Сегодня вечером на Арене Дуэлей.
Вайсс, насмешливо улыбаясь, помахал Президенту рукой и скрылся в пышной зелени кустов. Проводив его глазами, Тога снова выругался, а затем отправился домой, размышляя о том, где этот нахал раздобыл кольцо дуэлянта.


* * * * *

Miki003.JPG

— Мики, ты можешь мне объяснить, что это за штука?
Достав из кармана кольцо, Оми протянул его другу. Сегодня музыкант впервые зашёл в гости в тот корпус, где жили Вайсс. Пока никого не было дома, они спокойно пили чай в комнате Оми.
Взяв в руки кольцо и сравнив с тем, которое он сам всегда носил на пальце, Мики просто сказал:
— Это кольцо дуэлянта Ордена Печати Розы, пропуск на Дуэльную Арену.
— На Дуэльную Арену? — удивлённо переспросил Оми. Его друг кивнул:
— Да. Помнишь, мы гуляли в лесу? Там есть фонтан, и если взяться за ручку той рукой, на которой кольцо, дверь откроется.
— А потом?
— Потом будет лестница, по которой нужно подняться наверх. Там ждёт Невеста-Роза. Она приколет розы к мундирам, и объявит начало дуэли. А потом нужно будет драться до того момента, пока кто-нибудь не собьёт розу с груди противника. Но я не знал, что ты тоже дуэлянт!
Оми взял обратно кольцо и надел его на палец. Некоторое время они молча пили чай, хрустя печеньем, а когда пауза уже начала становиться неловкой, Вайсс спросил:
— Как себя чувствует Кодзуэ?
— Уже хорошо, — улыбнулся Мики. — Признайся, это же твоих рук дело? Вчера, после встречи с учителем, она весь вечер проплакала, а потом мы очень хорошо поговорили. Тепло и откровенно, как в детстве. Кодзуэ даже просила у меня прощения! Говорила, что пыталась позлить меня, заставить думать, что встречается с господином Кудо.
Оми рассмеялся:
— Ну, вот и отлично! Я очень рад! Ты верно догадался: это я рассказал Ёдзи о том, что вас бросили родители, и он нашёл для твоей сестры нужные слова. Я не говорил тебе раньше, что Ёдзи — мой друг, мы вместе работаем.
Удивлённо распахнув голубые глаза, Мики покачал головой:
— Ну, ты даёшь! Я бы никогда не подумал! И никто, наверное, в Академии не догадывается…
— Кроме вашего директора, Отори Акио, — подмигнул Оми. — Я подписывал с ним договор, оформляя нас всех сюда на стажировку.
Мики изумлённо уставился на него.
— Всех? Значит ты — не ученик?
Оми кивнул, разливая чай по кружкам, а затем торжественным голосом сообщил:
— Ран Фудзимия, Ёдзи Кудо, Кэн Хидака и я — одна команда. Мы работаем в цветочной корпорации Такатори и пришли сюда для того, чтобы немного повысить профессиональный уровень. Так вышло, что в день подписания договора ваш директор дал мне эти кольца. Не знаю, зачем он это сделал, но нам захотелось понять, что всё это означает.
Некоторое время Мики смотрел на него с таким любопытством, словно видел впервые, а потом спросил:
— Ты говоришь мне это потому, что скоро уйдёшь из Академии?
— Да, — подтвердил Оми.
— Тогда позволь сделать для тебя что-то хорошее! В благодарность за то, что ты помог вовремя остановить Кодзуэ, и она не успела наделать глупостей. Ты такой замечательный друг!
Некоторое время Вайсс молчал, опустив глаза, вертя в пальцах опустевшую чашку, а потом с грустной улыбкой ответил:
— Когда тебе предлагают такое, нельзя отказываться, верно? Вызови меня на дуэль! Это будет лучшая благодарность.
Мики не стал спорить и спрашивать, почему его друг попросил такую странную награду, тоже не стал. Он молча поднялся, поклонился с оттенком особенной серьёзности и, произнеся слова вызова: «Сегодня вечером на Арене Дуэлей», — вышел из комнаты, кусая губы. В дверях он столкнулся с господином Фудзимией, тот проводил его удивлённым взглядом.
— Оми, что здесь происходит? — спросил Ая, заподозрив неладное.
Младший Вайсс, закрыв лицо руками, сидел на полу своей комнаты за столиком, на котором стояли две пустые чашки.
— Оми?
Тот, наконец, поднял на него влажные глаза и сказал упавшим голосом:
— Я дурак, Ая. Мы с Мики будем драться.
Ая ничего не ответил, только посмотрел на него долгим, пристальным взглядом и, осторожно прикрыв дверь в его комнату, ушёл к себе — переодеваться к дуэли с Сайондзи.

Окончание следует...
Tags: аниме, моя проза, фото
Subscribe
promo garetty march 30, 2017 21:38 9
Buy for 10 tokens
В Массандровском дворце мне довелось побывать в сентябре 2016 года. Экскурсия была очень короткой, мы промчались по дворцу и парку практически бегом. Однако сам памятник оставил настолько яркие впечатления, что хотелось бы при случае приехать туда уже на целый день. Дворец очень уютный и милый,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments