Людмила (garetty) wrote,
Людмила
garetty

"Альфа и Омега" - рассказ

Новый странный рассказ - почти покадровая запись сна, даже имя героя не меняла, взяла только другую уменьшительную форму. Вариант рабочий, но думаю оставить всё, как есть. Картинки, разумеется, не мои, подошли отлично! Эпиграф взят из аниме "Юная революционерка Утена" ("Сага Чёрных Роз").

Альфа и Омега

«Путь для тебя уже приготовлен!»
SKU





Альфа

Начало оказалось пустым и прозрачным, в нём не было ничего. Тони беспомощно глянул в зеркало, ища у него поддержки, но лица там тоже не было, а мутная амальгама отражала только хлам в комнате и его собственный, распластанный в кресле труп. Кто бы раньше сказал ему, что вся эта жизнь окажется бесполезной?! Никому не нужной, словно ворох смятых бумаг на столе − его дневников, стихов и рисунков, словно деревянные, сломанные игрушки, оставляющие ощущение гнетущей безнадёжности, как в романах Маркеса. Да, он был ещё мальчиком, но успел состариться в доме, наполненном ложью, словно плесенью, насквозь пропитанном недоговорённостью и полунамёками. Об этом жалеть не стоило. Тони и не жалел. Его окружала прозрачная пустота − призрачная, похожая на дымку раннего рассвета: солнце будет, но не сейчас, а когда − неизвестно…

Солнце будет. Мальчик-обезьяна не стал бы ему врать. В последний раз скользнув взглядом по комнате, выискивая и не находя в нарочитой роскоши того, что стоило бы взять с собой, Тони щёлкнул пальцами и, не оглядываясь, решительно направился через весь дом к парадному входу. Там, где он шёл, загорались портьеры, ковры и мебель в дорогой обивке, рушились стены, с шипением складываясь, словно мокрый картон. Ложь, ложь, это всё иллюзия. Дорогой дом, уважение и признание, любовь родителей… Даже собственный труп в оставленной позади детской − тоже не настоящий. Впереди не было ничего, но назад оглядываться не стоило. Он стремительно распахнул последнюю дверь, сбежал вниз по лестнице, и только оказавшись в парке, позволил себе перевести дыхание и посмотреть по сторонам.

Тишина. Спокойствие. Жёлтые лиственницы торжественными свечками устремлены в голубое небо, на зелёной подстриженной траве яркие пятна разноцветных листьев. Ни ветерка, словно всё и здесь неживое. Начало, похожее на конец, последние секунды, незаметно переходящие в безвременье. Он уже не Тони, он − мальчик-обезьяна: весёлый и маленький, с тёмными задорными вихрами надо лбом, на который ещё не ложилась и тень мрачных мыслей. Он многое пережил, но ничего не помнит, и потому так беспечен. Куда теперь? Вокруг бесконечный, запущенный старый парк и руины дома, не тронутого огнём, но разрушившегося от времени. Куча обветшалого хлама…

Повинуясь естественному любопытству, он поднялся по растрескавшимся ступеням. Бродить по развалинам всегда интересно, даже если это развалины твоей собственной жизни. Вот бывшая гостиная, остатки мебели в красной обивке. Коридоры − ветхие обрывки когда-то дорогих ковров и осколки зеркал, витая ножка подсвечника. А вот и его комната! Но рассмотреть, что осталось от детской, Тони не успел: на его плечо вдруг легла тяжёлая тёплая ладонь. Позади стоял старик в потрёпанном плаще. Из-под надвинутого капюшона блестели прозрачные глаза, старик улыбался, словно бы приглашая следовать за ним, и отказаться было невозможно. Мальчик лишь кивнул. Память ушла, и в том настоящем, что теперь окружало его, не было лжи. Больше ничего не было.

А старик, ссутулившись, уже шагал к выходу из парка.




Омега

Мать, как всегда, спросила его, как успехи в школе, потрепала по волосам, и ушла на свою половину. Отец сегодня вовсе не приходил. Занят, дела. Впрочем, Тони давно привык, что для родителей намного важнее, чтобы он всегда и во всём был лучшим, и их холодность уже не воспринималась так болезненно. Когда они забирали его из приюта, малыш ещё надеялся обрести в приёмных родителях настоящих любящих маму и папу, но сейчас, к 13-и годам, смирился и привык. Богатый дом, хорошая семья, где ребёнок ни в чём не знает отказа, уважение взрослых и зависть ровесников. Тони оправдывал ожидания: он всегда и во всём был лучшим. Воспитанный, вежливый, весёлый, желанный гость в любом доме и неизменная радость любой компании, − наедине с собой он всегда тих и задумчив. Но об этом никто не знает, потому что стоит кому-либо постучать в дверь его комнаты, мальчик тут же откладывает свои дела и обращается к вошедшему с искренней улыбкой. Даже если это просто прислуга.

Он не выносит лжи. Но об этом тоже никто не знает. В том кругу, где он воспитывается, любая маска естественна. Тони носит свою с достоинством и непринуждённостью, почти уже не страдая от того, что никому не интересны его настоящие чувства. Только зеркало, порой, напоминает ему о нём самом, и мальчик всё чаще завешивает непрозрачной шторой то, которое находится в его комнате, а в другие − не смотрится. Нельзя позволять себе слабость, когда необходимо быть лучшим и оправдывать ожидания!

Но сегодня зеркало открыто, и из него на Тони смотрит вихрастый улыбчивый мальчишка, временами строя рожи и показывая язык.

− Обезьяна, − сказал подросток без злости и даже без каких-то особых эмоций, просто констатировал факт.

− Сам ты обезьяна! − обиженно надулся мальчишка. − Я к тебе в гости пришёл, а ты сразу дразнишься!

Конечно, вовсе не Тони начал дразниться первым, но он не любил вступать в бесполезные споры, а потому только примирительно кивнул:

− Раз пришёл, заходи! − и добавил, когда сорванец оказался в комнате, одним прыжком перелетев через золочёную раму:

− Ты кто?

Мальчишка был одет в потрёпанную куртку, к которой прилипли осенние листья, − видимо, только что лазил где-то в парке, − разорванные на одном колене джинсы и старые кроссовки с развязанными шнурками. Тони улыбнулся, вспоминая, что в приюте, где он провёл раннее детство, все мальчишки были такими же − чумазыми и настоящими.

− Скучаешь по нему? − сорванец явно проигнорировал предложение познакомиться. Тони усмехнулся:

− А тебе-то что?

− Ну и дурак! − чуть подумав, мальчишка серьёзно добавил:

− Но ты молодец! Совсем не удивился, когда я вылез из зеркала, значит, ещё живой!

Ещё живой… Эти слова больно хлестнули по сердцу подростка. Нет, с этой обезьяной притворяться бесполезно! И Тони, грустно улыбнувшись, опустился в кресло у письменного стола.

− Признаться, сначала я подумал, что ты − это я… каким был в детстве. Но уже сомневаюсь!

− Почти угадал, − подвижное лицо мальчишки тоже стало серьёзным и грустным. − Я тебе только два слова скажу, а дальше думай сам. В общем… твои родители − они на самом деле твои. Перед твоим рождением они разругались, и мать сдала тебя в приют. А потом их совесть загрызла. И сейчас живут вместе только ради тебя.

Тони пристально заглянул в глаза гостю: нет, этот не врёт! Такие врать не умеют. В памяти стали всплывать, как осколки разбитого зеркала, фразы и взгляды родителей, и теперь их странная любовь к нему перестала казаться странной. Потому что на самом деле она не являлась любовью. Им всего лишь нужно было отпущение грехов… Ведь Фролло же воспитал Квазимодо за убитую цыганку! Может, и с ним было что-то похожее?

Но на всякий случай решил спросить:

− Это точно?

Просто всё это слишком… правильно для лжи. Ничего лишнего. Такой бывает только правда.

− Точно. Там знают, и хотят, чтобы ты тоже знал.

Мальчишка уже собрался уходить. В нём не было жалости, и глаза его казались какими-то очень прозрачными, хотя их сочно-карий цвет не вызывал сомнений.

− Подожди! − позвал Тони. − Хочу тебя попросить…

На столе в груде бесполезных теперь учебников, книг и рисунков, лежал сувенирный штопор − опасная экзотическая вещица, привезённая отцом из какой-то поездки. Подросток покрутил его в руке, припоминая, насколько можно точнее, всё, что читал о японской культуре, и решительно взглянув в прозрачные глаза мальчика-обезьяны, сказал:

− Проследишь, чтобы я смог закончить?

Тот кивнул без тени улыбки на вмиг побледневшем лице.

© Lady Garet
Tags: личное, моя проза, фото
Subscribe
promo garetty march 30, 2017 21:38 9
Buy for 10 tokens
В Массандровском дворце мне довелось побывать в сентябре 2016 года. Экскурсия была очень короткой, мы промчались по дворцу и парку практически бегом. Однако сам памятник оставил настолько яркие впечатления, что хотелось бы при случае приехать туда уже на целый день. Дворец очень уютный и милый,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments