Людмила (garetty) wrote,
Людмила
garetty

Его здесь нет...

11 марта 2011 года, авария на японской АЭС Фукусима-1. Ветка сакуры стала символом солидарности с теми, кого коснулась эта трагедия.

Его здесь нет
/по мотивам аниме «Revolutionary Girl Utena»/




«Для тебя больше нет готовых путей...»
Акио, SKU


Токико… Эти стены ждали тебя. Долго, очень долго прятались от чужих праздных взглядов, скрывая своё великолепие под трещинами сводов и облупившейся штукатуркой. Токико! Твои глаза, огромные глаза не смирившейся вечности, дали цвет смальте этих витражей, твоё тепло согревает розы в оранжерее, не позволяя им погибнуть от холода, ведь снег здесь никогда не растает… Шаг за шагом, ступенька за ступенькой, минуя ярко освещённые анфилады и мрачные коридоры, − это всё твоё! Не бойся, Токико, комнаты с гробами больше нет… как и многого другого. Вечность изменила нас, но разве это плохо? Мы ведь ничего не забыли, верно? Я по-прежнему жду тебя в оранжерее.

* * * * *

− Карина, дочка, ты опять кричала во сне…
− Что?.. Будильник уже звонил?
− Да, собирайся, опоздаешь на учёбу.

* * * * *

Конец марта, и на асфальте лужи. В них отражается небо. Студентки за углом учебного корпуса бросают недокуренные сигареты под куст сирени, − от солнечного тепла почки на нём с каждым днём набухают всё сильнее, так что кажется, вот-вот лопнут, развернувшись маленькими нежными листьями. А ведь ещё недавно здесь лежал снег, и ветви были совсем голыми…

− Каринка, дай конспект!
− А волшебное слово?
− Зануда! Дай, не жадничай!
− Держи.

* * * * *

У новой преподавательницы по психологии прекрасно получается рисовать цветы. Она носит с собой восковые мелки, а на сумке болтается брелок − чёрная роза. Ещё она очень много знает о Японии. Не то, что Карина…

Про взрыв на Фукусиме пишут и говорят везде. Столько разного, что голова кругом! Только вряд ли хоть половина этого − правда. И постоянно сравнивают с Чернобылем. Карина помнит огромные, не влезающие в корзину грибы в их далёком от Припяти подмосковном лесу. «Мама, смотри, какой шампиньон!» Как давно это было…

− Простите, пожалуйста, можно вас попросить?
− Что, Карина?
− Нарисовать ветку сакуры, вот здесь.
− Но эта тетрадь…
− …мой личный дневник. Я хочу, чтобы здесь всегда цвела сакура.

* * * * *

«Апрель.

Содзи, сегодня мне кажется, − ты рядом. Так близко, что можно рукой дотронуться! Но, вместе с тем, я никогда ещё не чувствовала тебя таким далёким! Что происходит? Где ты? Кто ты? − тень? Содзи! В каждом сне − эти лестницы; иду, потом бегу сквозь множество разных комнат, но всегда останавливаюсь перед одной стеклянной дверью. И всегда на этом месте просыпаюсь. Так страшно: кажется, открою − и всё взорвётся, взлетит на воздух, стоит только чуть сильнее нажать дверную ручку. Мама говорит, я во сне кричу.

Дура, да? Мультиков насмотрелась и новостей по телевизору? Но откуда такое ясное ощущение, будто мы как-то связаны?! Возможно, я смогу подарить то тепло, которого тебе так не хватает. Смогу помочь… если ты нуждаешься в чьей-то помощи. Я смогу! И плевать, что тебя здесь нет! Ты ведь есть где-то ещё, я верю…»

* * * * *

− Доктор, простите! Снова хочу спросить о моей дочери. Вы ведь наблюдаете за ней? Я очень волнуюсь: она стала такой молчаливой, раздражительной, словно каждую минуту ждёт чего-то, словно всегда готова куда-то бежать.

− Думаю, у вас нет причин для серьёзного беспокойства… если я правильно её поняла. Карина − сильная девочка, и сможет сама во всём разобраться.

− Да?

− Только, прошу вас, не докучайте ей расспросами и, по возможности, оградите от частого просмотра теленовостей. Прогулки в лесу − лучшее лекарство от нервозности!

* * * * *

В этом году вишни слишком красивы. Белая пена цветков, словно снег на ступенях Мемориального Зала. А ветви − того же цвета, что и глаза Содзи Микаге… На газонах зелёная трава, в лесу полно подснежников. Мир по-прежнему жив и светел. Земля умеет залечивать свои раны. То, что казалось потерянным навсегда, возродится в новом качестве, а пережитая боль станет основой мудрости. Человеку не дано уничтожить то, что создано не им, но ему дана власть созидать − теплом и светом, как солнце!

* * * * *

− Каринка, слышала новость? У нас новенький! Японец, представляешь? Говорят, его отец погиб при ликвидации аварии на Фукусиме, а мать, почти сразу за этим, разбилась на машине. Может, врут? Может, он даже вовсе не японец, я его специально разглядывала: светленький, высокий, только глаза чуть раскосые. Он почти месяц учится в параллельном потоке, но никто не видел, чтобы он улыбался…

− Заткнись уже!
− Что?!
− Сплетница!
− Дура психованная!

* * * * *

Коридоры, коридоры, лестницы. Она шла, потом бежала, мчалась, провожаемая удивлёнными взглядами студентов, поспешно уступавших дорогу. И вот перед глазами та самая дверь. Карина остановилась, чтобы перевести дыхание, потом медленно, но решительно нажала ручку. Стеклянная дверь оранжереи беззвучно распахнулась, пропуская в образовавшуюся щель поток свежего воздуха с ароматом роз и сирени. Значит, окна на улицу открыты? Так и есть. Но те двое, что стоят у самого дальнего окна, не замечают её, потому что заняты разговором.

− В силу сложившихся обстоятельств я не смог отказать вашей просьбе. Но здесь обучение ведётся только на русском языке, вы не боитесь трудностей?

Это декан. Карина ещё издали узнала его. А рядом, спиной к ней, − незнакомый парень, вероятно, новенький.

− Благодарю, − голос студента тих и твёрд, акцент приятно подчёркивает выразительность речи. Карина застыла на месте, прижавшись к стеклянной двери, не решаясь ни войти, ни выйти назад. − Всё равно я должен остаться в России: у бабушки кроме меня никого больше нет. Продолжу учёбу на русском…

− Если требуется помощь, не стесняйтесь.

− Спасибо. Пока ничего не нужно.

Декан кивнул. Повернувшись, чтобы уйти, он заметил девушку, напряжённо, расширенными тревожными глазами следившую за каждым его движением. Вздох облегчения почти не заметен, но ясен, как белый день: слишком трудно разговаривать с человеком, переживающим большое горе, тем более, когда ничем не можешь помочь. Разве − ничем? Может, иногда бывает достаточно просто быть рядом, молчать и дарить тепло… как солнце? Чтобы тот, кому больно и тяжело, знал, что он не один…

− Доброе утро, Карина! Познакомьтесь, это ваш новый товарищ!

* * * * *

Вдвоём. Кругом розы. Словно аниме…

«Токико, я по-прежнему жду тебя в оранжерее!.. Мы ведь ничего не забыли, верно?»

Его здесь нет.

Есть новенький. Светловолосый. Наполовину русский. В глазах цвета переспелой вишни боль и растерянность. Только замкнутость характера не даёт прорваться за этот ледяной круг, да и о чём принято говорить в подобных ситуациях?! Она вздохнула.

Парень по-прежнему молча смотрел на неё, без любопытства, но словно ожидая чего-то. Карина вдруг встрепенулась, повинуясь внезапному наитию, вытащила из рюкзака тетрадь, раскрыв на одной из страниц.

− Эта сакура будет цвести здесь всегда! − и тихо добавила: − Я её никому не показывала…

Он бережно взял тетрадь. Опустив глаза, долго-долго разглядывал рисунок. Розы пахли так сильно, что начала кружиться голова. Наверное, перед грозой... Да, скоро будет дождь − первый дождь в изменившейся вечности.

http://proza.ru/2011/10/21/1319
Tags: аниме, моя проза, ссылки, фото
Subscribe
promo garetty march 30, 2017 21:38 9
Buy for 10 tokens
В Массандровском дворце мне довелось побывать в сентябре 2016 года. Экскурсия была очень короткой, мы промчались по дворцу и парку практически бегом. Однако сам памятник оставил настолько яркие впечатления, что хотелось бы при случае приехать туда уже на целый день. Дворец очень уютный и милый,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments